Вспоминая дни, проведенные в этих удивительных местах, до сих пор не могу до конца убедить себя в том, что все это было со мной, с нами, настолько новые впечатления, новые ощущения, новые приключения, испытанные в краю под названием Тува выходят за рамки моего жизненного опыта, опыта предыдущих странствий.
А начиналось все буднично, августовской ночью в зале ожидания аэропорта Шереметьево 1, где мы, группа Хранителей Земли, сторонников Всемирного Фонда дикой природы, восседали на рюкзаках в ожидании рейса Москва – Абакан, первой точки нашего маршрута, который должен был довести нас от деревни Шушенское в сердце Красноярского края по Енисею до Кызыла, столицы Республики Тува, и далее до границы с Монголией по территории этой самой загадочной из российских республик, а главное, забегая вперед скажу, привел нас к пониманию самих себя, нашего единства и дружбы, хрупкости и пронзительной красоты этого мира, культуры других народов, пусть отличных от нас по образу жизни и облику, но не менее важных в общей сокровищнице человечества.

Сибирь… Много сказано и написано об этой земле, но для каждого, побывавшего в этом краю, она своя, забыть ее невозможно, и вернувшись в суету огромного города, начинаешь скучать по этому бескрайнему океану тайги, буйству суровой жизни, мощи великого Енисея, разливающегося, словно море, перед плотиной Саяно-Шушенской электростанции, по не сравнимому ни с чем аромату сибирского кедра и пихты, по изумляющей, не нарушаемой ничем тишине, особенно заметной, когда замолкает рокот мотора лодки, несущей вас вверх по могучей реке мимо суровых гольцов, мимо облаков, отражающихся в водах разлившегося Енисея. Чистота и прозрачность воздуха столь необыкновенны, что иногда теряется ощущение движения по реке, и только облака и голубизна неба над тобой и в водах реки…


Можно только поражаться силе и терпению наших предков, обживавших этот край, что особенно видно в деревне Шушенское, где в сохраненном, и превращенном в этнографический заповедник музее Ленина, видишь вновь ожившие картины жизни сибирской деревни начала прошлого века. Мощные, срубленные из лиственницы, крепкие, как и характер живших в них людей избы, чистота и обилие света, тепло русских печей, любовно перекладываемых каждые несколько лет. И удивительные люди, сибиряки и тувинцы, доброта и душевная ясность которых согревали нас в эти дни.

Кто вспоминается мне? Это и сотрудники музея, подлинные энтузиасты, которые своими руками скрупулезно воссоздали старинные русские костюмы, которые удивительно идут к их ясным лицам, их старинные русские песни, которые трогают душу и будят память, это и наши хозяева – директора Саяно-Шушенского, Хакасского заповедников, Национального парка Шушенский бор, чей юмор и радушие, а также видимые даже дилетанту профессионализм и любовь к своему делу, к своей земле, помогают верить, что несмотря на тяжелые времена дело охраны этой величественной и в то же время хрупкой красоты природы Сибири в надежных руках. Это и простые тувинские араты (кочевники-скотоводы) из становища, затерянного в горной долине между хребтами Танну-Ола и Сенгилен, в юртах которых мы жили в эти незабываемые дни, люди, которые просто и без рисовки пустили нас в свою жизнь, разделили с нами и свою ак чем (белую пищу, пищу из молока), которые и в дождь, на скользкой траве укрощали для нас дикого коня, разве можно забыть их?

А главное, что все мы, совершенно разные люди, в эти дни, выдохнув из себя выхлопную гарь, своим потом смыв пыль города стали одним племенем. Наверное так, в давние времена на еще малонаселенной людьми земле, наши предки, первобытные люди, как капельки ртути льнули друг к другу, находя в товарище заботу, любовь и понимание, важнее которых нет.
Но это лирика, а в эти дни, глаза и память как на фотографическую пленку печатали впечатления в освободившийся от рутины будней мозг.

Автор: Пеликен
Фото: Айдын Сейлып
Перевод статьи: Эмиль Певцов

Written by dionesofa